Fiction

Dreaming about the impossible

Любить рептилоидов

Сороколетний писатель-фантаст Леонид чувствовал себя фантастически старым, особенно по утрам. Во-первых, потому что, кажется, все уже было. Была слава, был лучший роман по которому даже сняли фильм. Во-вторых, да и так понятно. Вот и сегодня он выполнил свой утренний ритуал (полчаса на унитазе с телефоном в “шарики”), решил важный экзистенциальный вопрос, зависнув на несколько минут перед бездонной пустотой холодильника (яйца или все же бутерброд с сервелатом), залил кипятком остатки растворимого кофе и уже устал. Еще и встал в десять. Рань какая!

See a bug or a typo? Have an idea? Let's make the Future better together.

Mail me

Любить рептилоидов

Сороколетний писатель-фантаст Леонид чувствовал себя фантастически старым, особенно по утрам. Во-первых, потому что, кажется, все уже было. Была слава, был лучший роман по которому даже сняли фильм. Во-вторых, да и так понятно. Вот и сегодня он выполнил свой утренний ритуал (полчаса на унитазе с телефоном в “шарики”), решил важный экзистенциальный вопрос, зависнув на несколько минут перед бездонной пустотой холодильника (яйца или все же бутерброд с сервелатом), залил кипятком остатки растворимого кофе и уже устал. Еще и встал в десять. Рань какая!


On The Cover: October 2020

Elevator in the middle of nowhere. Blender


On The Cover: September 2020

Intro frame from my one-day-to-be-finished game. Unity


О старости

Я еще не в том возрасте, чтобы расстраиваться из-за старости. Но уже не в том, чтобы бездумно радоваться каждому новому году. Так или иначе, мозг задает вопросы, и сам же ищет ответы.


Приключения в будущем — 11

Четвертая катушка ниток подходила к концу. Шестьсот гребаных игрушек. Многие, конечно, возвращались, и я уже стал их узнавать. Видимо, это было связано с ролью в сообществе и активной, хм, деятельностью. По моим расчетам, пошло месяца три. Еще чуть-чуть и, считайте, испытательный срок. Не уверен, конечно, что здесь кто-то слышал о трудовом кодексе. Да и о досрочном за хорошее поведение речь не заходила.